великие луки




Агентство недвижимости «Фонд Недвижимости» в городе Великие Луки!
  • Мы специализируемся на покупке, продаже и обмене квартир и комнат в городе Великие Луки.
  • Оказываем услуги срочного выкупа (поможем быстро продать квартиру или комнату).
  • Работаем с загородной недвижимостью (земельные участки и тд).
  • Заходите к нам на сайт агентства недвижимости в городе Великие Луки.
  • На нем представлена актуальная информация, в том числе свежие прайс-листы c реальной стоимостью.


  • ( 1652 дней 5 часов назад ) Псковская Лента Новостей

    В английском языке есть понятие «проверки на утку» – duck test, авторство которой часто приписывают поэту Джеймсу Райли, жившему в Индиане на рубеже позапрошлого и прошлого веков. Он как-то позволил себе выразиться следующим образом: «Если я вижу птицу, которая ходит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то я называю эту птицу уткой». Это всего лишь силлогизм, но в случаях, когда ни дедукция, ни индуктивный метод не применяются по умолчанию, вероятность становится единственным доступным объяснением явлений и событий, к тому же вполне приемлемым. *** Если посмотреть на отвратительную во всей своей животности линию событий последних недель (на теракт в воздухе над Синайским полуостровом, на жуткую бойню в Париже, на омерзительные события в Кении, Мали, Тунисе, а теперь ещё и в небе над границей Турции и Сирии), а затем оценить, даже не шибко анализируя, реакцию на эти события разных людей вполне себе мирных профессий, можно прийти к некоторым неутешительным соображениям. Первое и самое мерзкое то, что во всех этих событиях декларируется или упоминается религиозный подтекст. То есть мы с тобой живём в двадцать первом веке, когда всерьёз разрабатываются планы пилотируемых миссий на Марс. В то же время две стаи приматов по разные стороны военного забора рвут друг друга на части. Они якобы оспаривают, чей мифический персонаж был истинным в предречении грандиозных событий, которых, возможно, и не было. И используя ту самую абдукцию, можно предположить, что их никогда и не случится. Но это всё «агностицизм проклятый»; позвольте для начала выразить свои соболезнования мусульманам, которым теперь невероятно стыдно, за то, чего они не совершали и о чём никогда даже не помышляли. То есть, речь идёт о тех из них, для которых соблюдение исламской ритуальной практики является залогом сохранения морально-этических стандартов, а также этнической, исторической и культурной памяти. Ровно такие же слова сочувствия хочется передать и христианам, для которых теперь нелегко признавать своё сходство с остервеневшими упырями, орущими о недопустимости исламских ценностей в исконно христианском мире. Обе стаи эволюционно обречены, как не способные прогрессировать и мыслить аналитически и конструктивно. Но они вполне способны к насильственным действиям серьёзных масштабов, как показывает практика крестовых походов, Святой Инквизиции, покорения Сибири, колонизации Америк и, конечно же, террора под знамёнами ислама. Но вторая проблема в том, что такое положение вещей возможно только на условиях выгодности правящим элитам господствующих мировых держав. Террористы не взялись из ниоткуда. Правительства формировали коалиции, кропотливо, тщательно окружали себя аборигенными группами в стеклянных бусах, с гранатомётами наперевес, руководствуясь религией нового времени – идеологией. Коммунизм ли, демократия или даже гуманизм – но если неукоснительное соблюдение догматов идеологии является верховенствующим над здравым смыслом и ценностью жизни любого одного и каждого человека в частности, то следует помнить: «Нас снова держат за идиотов». Догматы же сильно упрощают modus operandi обезьян в бусах. Ну, вот я и подошёл к главному для себя вопросу современности: «как сделать так, чтобы лента в Facebook больше не демонстрировала мне трансформации вполне вменяемых людей в узколобых гоблинов, склонным к категоризации “нашенские-ихние”?» Самое главное ничего не запрещать. Нужно только реалистично смотреть на события и явления; помнить, что то, что выглядит и действует как утка, за неимением других доказательств, пока должно считаться уткой: Мы общество двадцать первого века, и у нас введён мораторий на смертную казнь. Как быть с людьми, забирающими жизни других людей во имя абстрактных убеждений и верований? Да, мы не знаем, что делать с жизнями тех, кто цинично и нагло отнял жизни других. Позволь встречный вопрос: а ты знаешь, насколько тяжело, по причине тех самых гуманистических принципов, проводить клинические испытания новых лекарственных средств? Ведь чтобы получить разрешение на проведение таких испытаний на людях, нужно почти полностью исключить мало-мальски серьёзный риск для участников. Очень может быть, что на данный момент это рабочий способ восстановления справедливости. Если, конечно, врачи и учёные, создают лекарства, а не новые способы уничтожения людей. У нас в Конституции записано о свободе вероисповедания? Ну да. Вера, если она помогает человеку, прекрасна – пусть будет. Просто, религия как государственно признаваемое явление не нужна. Её можно упразднить. А церковь, как и следует любой организации в нашем обществе, должна быть переведена на хозрасчёт и самоокупаемость в рамках действующего законодательства. Семья и школа вполне в силах воспитать ребёнка этически корректным и морально целостным. Но как же быть с демократией? С социализмом? С коммунизмом? Это всё пустое. Важны только механизмы управления и социального обеспечения на внутреннем и международном уровне. Человек должен спокойно существовать в правовом поле вне государств и чувствовать уверенность в завтрашнем дне без всей этой нелепой диалектической экзотики. Поверь мне, если церковь начнёт платить налоги с доходов, то и пожертвования перестанут быть добровольными, количество людей, желающих полночи бродить вокруг храма с картинами и песнями тоже значительно поубавится. С мечетями будет то же самое. Так и должно быть: развлечения в стиле бронзового века должны быть в основном доступны людям с излишком средств. Если медицина получит новый толчок в развитии, и человечеству удастся закрыть пропасть в уровнях здравоохранения третьего мира и постиндустриального пространства, причин для зависти и ненависти станет намного меньше. Ведь пока мы с тобой выкидываем остатки еды в мусорное ведро, совсем рядом, по современным меркам, люди умирают с голода. Если у государственных служащих забрать возможность официально использовать риторику измов и прочей околесицы и обязать их сосредоточиться на конкретных показателях качества и продолжительности жизни граждан и их динамике, мы с тобой от этого только выиграем. Всё это кажется маловероятным, но это возможно. Нужно только почаще говорить об этом своим детям. Денис Кугай