великие луки




Агентство недвижимости «Фонд Недвижимости» в городе Великие Луки!
  • Мы специализируемся на покупке, продаже и обмене квартир и комнат в городе Великие Луки.
  • Оказываем услуги срочного выкупа (поможем быстро продать квартиру или комнату).
  • Работаем с загородной недвижимостью (земельные участки и тд).
  • Заходите к нам на сайт агентства недвижимости в городе Великие Луки.
  • На нем представлена актуальная информация, в том числе свежие прайс-листы c реальной стоимостью.


  • ( 281 дней 1 час назад ) Псковская Лента Новостей

    15 февраля гостем очередного выпуска программы «Собственной персоной» в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) стала председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Ведущий программы Алексей Семенов поговорил с ней о деятельности псковских профсоюзов в последние месяцы, о протестных акциях, которые прошли в Пскове и Великих Луках, о том, как профсоюзы дальше собираются бороться за индексацию зарплат бюджетников. Кроме того, в ходе эфира были затронуты актуальные темы общественно-политической повестки. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы. Алексей Семенов: Добрый день, в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Собственной персоной». Меня зовут Алексей Семенов. У нас в гостях сегодня председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат регионального парламента Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна, здравствуйте. Ульяна Михайлова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Алексей Семенов: Поговорим о протестных действиях, инициированных областным советом профсоюзов, которые прошли в Псковской области. Я говорю о митингах и пикетах с требованиями проиндексировать оклады работников бюджетной сферы и муниципальных служащих. С 6 по 10 февраля в Пскове и Великих Луках профсоюзы провели шесть пикетов. Какого эффекта хотите добиться? Ульяна Михайлова: Действительно, в январе 2017 года Псковский областной совет профсоюзов принял решение поддержать инициативу членских организаций и работников бюджетной сферы и организовать серию публичных мероприятий в поддержку базовых требований. Состоялась серия пикетов и митинг (он прошёл в понедельник, 13 февраля). Наше бюджетное сообщество имело возможность высказать основные требования в адрес исполнительной - региональной и федеральной - власти. Органы местного самоуправления в наших акциях практически не затронуты: мы рассчитываем, что впоследствии они могут выступить нашими союзниками, поддержав выдвинутые социальные требования. Одновременно с организационной работой по проведению пикетов и митинга мы направили обращения в органы местного самоуправления, руководителям наших членских организаций, нашим товарищам из Федерации независимых профсоюзов России. Суть этих обращений - в частности, в том, что пора предъявить общественности сведения о реальном положении дел с заработной платой. Кроме того, мы направили и просим сделать то же самое наших респондентов письма в администрацию, губернатору. Во вторник, 21 февраля, мы планируем встречу, на которой попробуем определить, какие из политических сил могли бы стать нашими союзниками в этой кампании и выступить с теми же протестными требованиями. Что касается требований, то они в общем просты. Первое - индексировать должностной оклад работников бюджетной сферы в рамках полномочий губернатора Псковской области. Второе - индексировать фонды оплаты труда, чтобы дискуссия о росте зарплаты на территории нашего региона могла носить реальный характер... Алексей Семенов: Быть соизмерима с инфляцией... Ульяна Михайлова: Безусловно, и исключить из отчетов об исполнении указов президента те выплаты, которые направляются не на заработную плату, а на льготы бюджетникам, проживающим и работающим в сельской местности. В рамках первого пикета нас поддержали в том числе и те, кто получает федеральное финансирование. Например, педагоги вузов, получающих государственные средства. Они также попросили нас обратиться в правительство Российской Федерации с вопросом о необходимости индексации заработной платы работников вузов. Алексей Семенов: На митинг в Пскове, где собралось порядка 200 человек, вы приглашали губернатора Андрея Турчака. Он не почтил мероприятие своим визитом. Вам известны причины? Ульяна Михайлова: Андрей Анатольевич по-разному реагирует на наши проявления в сфере социального партнерства. Его поведение мы предсказать не можем - все зависит от разных обстоятельств. Но в этом мероприятии он просто не смог принять участие. Сегодня мы встречались в ином формате, обсуждали предложения Общероссийского народного фронта, направленные в адрес губернатора в ноябре или начале декабря, побеседовать нам удалось. И может, я забегаю вперёд, но прокомментирую: была с его стороны реплика, что мы встретимся в ближайшее время в рамках работы трехёсторонней региональной комиссии и обсудим всю повестку дня. Алексей Семенов: То есть можно ожидать, что за стол переговоров сядут профсоюзы и региональная власть и достигнут какого-то консенсуса? Ульяна Михайлова: Посмотрим. Вспомним, что явилось точкой кипения, и почему именно сейчас мы активизировали протестную активность? Мы ведь с 2012 года говорим о том, что реализация указов президента в части роста заработной платы бюджетников должна носить реальный, а не вымышленный характер. К настоящему моменту комментарии по поводу реального роста заработной платы со стороны самих бюджетников, статистики, исполнительной власти региона и профсоюзов крайне разнородны. Они изображают очень разную картину, хотя речь идёт об одном и том же явлении! Статистика и власть оперируют цифрой в, скажем, 30 тысяч рублей среднемесячного заработка. Никто (кроме, может быть, ряда узких специалистов в сфере здравоохранения, работающих на двух ставках и всю свою жизнь проводящих на рабочем месте) не может подтвердить, что реально получает такие деньги. Анализируя положение дел, мы приняли за основу сведения, подаваемые в органы статистики. Согласно этим данным, средняя заработная плата по области составляет 21 тысячу рублей. Это не те суммы, о которых вообще идет речь со стороны органов исполнительной власти. В сфере образования заработная плата составляет 16 с копейками - 17 тысяч рублей. И мы так же четко видим, что эта зарплата возможна, только если работник отработал не менее двух ставок - то есть это не норма оплаты труда. В сфере здравоохранения средняя заработная плата 20 тысяч рублей. А ее динамика? Пик получения пришелся на июль - это время получения отпускных, и на январь. То есть в остальные месяцы говорить о получении заработной платы в таком объеме вообще нельзя. Алексей Семенов: Получается, что мы искусственно формируем заработную плату «для отчетности»? Ульяна Михайлова: Да, у нас пероды отчетности выстроены таким образом, что отчётность происходит по июлю и по январю. Причем, берется не средняя величина по году, а именно за эти месяцы. Такая ситуация крайне возмущает нас, членов профсоюза, работников здравоохранения и образования, других бюджетников. Если помните, обычно работники здравоохранения ведут себя очень сдержанно, но если уж и они выходят с протестом - то ситуация накипела. Алексей Семенов: Вы все-таки рассчитываете на то, что власть прислушается к вашим аргументам, обратит внимание на протестные мероприятия? Ульяна Михайлова: Не знаю. Я не могу предсказать поведение органов исполнительной власти. У меня произошёл сбой ориентиров по борьбе, когда мы в конце прошлого года «впряглись» за такую специфическую категорию бюджетников, как руководители бюджетных учреждений. Подготовили подборку нормативных актов, предупредили всех о том, что есть намерение - снизить заработную плату этой категории. Мы встречались с представителями учреждений здравоохранения и образования, и я слышала их недовольство и готовность защищать свои права. А что произошло на сессии? Эти люди успешно проголосовали против себя и себе подобных. Поэтому я не могу ручаться за положительный исход борьбы. Но зато я чётко знаю, что должны делать мы: профсоюзы должны организовывать коллективные действия, если возникает социальный спор. Он возник, и в этом состоит поле нашей работы на настоящий момент. Алексей Семенов: Буквально на днях губернатор Андрей Турчак скорректировал систему оплаты труда учреждений Росавтодора, управления ветеринарии. Согласно документу, дата и размеры индексации теперь определяются не законом области, а администрацией, и ежегодная индексация не является обязательной. Правы ли те, кто опасаетсяя, что это приведет к снижению зарплат? Ульяна Михайлова: Сто процентов. У нас очень умелые переговорщики со стороны органов исполнительной власти. Команда Турчака хорошо выполняет свою работу - аргументировать планируемые ухудшения социально-экономических параметров. Так появляются «сведения» о том, что у руководителей бюджетных учреждений сумасшедшие зарплаты - выше зарплаты губернатора. И под этим соусом происходит снижение. На самом деле, повторюсь, индексация заработной платы должна носить реальный характер, а учреждения бюджетной сферы должны иметь соответствующий этим параметрам фонд. Но что происходит на деле? Например, в учреждении проводится оптимизация, сокращение. Если бы учреждение и после оптимизации получало средства в прежнем объёме, было бы из чего индексировать заработную плату оставшимся сотрудникам. Но такого нет, происходит сокращение финансирования вместе с оптимизацией. Тогда другой вариант: создайте такую систему, которая позволяла бы бюджетным учреждениям зарабатывать. Но и этого нет. У нас достаточно остро стоит вопрос - могут или должны ли бюджетные учреждения оказывать платные услуги, как эти деньги должны расходоваться, обязательно ли они должны поступать в фонд оплаты труда и поступают ли, если у организации есть прибыль от коммерческой деятельности. Коммерческая деятельность в том виде, как она существует сейчас, не обеспечивает возможности роста заработной платы. Поэтому о том, что в связи с оптимизацией произойдёт увеличение заработной платы, мы говорить не можем: этого не будет. Алексей Семенов: Давайте еще проговорим подробнее требования, которые были выдвинуты на митинге в понедельник. Ульяна Михайлова: Все требования были сформулированы и приняты нами коллегиально. В процессе появилось дополнительное требование, касающееся заработной платы работников учреждений высшего образования, чья деятельность финансируетсяя из федерального бюджета. По состоянию на сегодня мы выполнили массовую рассылку писем и обращений во все органы госвласти, федерального надзора и контроля, общественные институты с указанием базового требования индексации должностного оклада. Мы предполагаем, что в ближайшее время состоится заседание региональной трехсторонней комиссии, и мы войдем в активную фазу переговорного процесса. По сути это должен быть расчет финансов, необходимый для обеспечения этих требований. Я буду наставивать на том, чтобы эта фаза не затянулась более чем на две недели. На 1 марта намечено заседание президиума областного совета профсоюзов, которое мы планируем провести в расширенном формате - пригласив максимальное количество работников бюджетной сферы, и принять решение о том, как мы будем защищать свои требования. Я чуствую по настрою городского и районного актива, что они готовы продолжить серию мероприятий. Алексей Семенов: Среди тех, кто поддержал профсоюзы в Пскове, были представители регионального отделения КПРФ, они принимали активное участие в протестной акции. Можно ли говорить о том, что вы и впредь будете выступать единым фронтом? Ульяна Михайлова: Социально-экономическая повестка у нас может быть схожей, мы можем объединять человеческий ресурс. Но в политическом плане мы не намерены «сливаться». Никогда облсовпроф не поддержит требования о снятии высших должностных лиц с должности. Мы уважаем мнение президента Российской Федерации относительно тех должностных лиц, которые действуют на территории нашего региона. На этот митинг, о котором идет речь, мы не приглашали официально ни одну политическую силу. Так что таким образом мы смогли оценить, кто способен проявить инициативу и поддержать нас. Мы благодарны КПРФ за то, что они пришли поддержать бюджетников Псковской области на митинге. Другие общественно-политические силы такую инициативу не проявили Алексей Семенов: Почему? Ульяна Михайлова: Ряд политических партий действуют по принципу «не звали». А может, сработал другой субъективный фактор. Попробуем выяснить это 21-го - мы надеемся встретиться со всеми в переговорном процессе. Звонок радиослушателя: Добрый день. Меня зовут Иван, мне 38 лет, всегда слушаю Эхо Москвы. Первый вопрос: не предполагаете ли вы такого исхода ситуации, что поднимут оклады и снимут премию? И второй вопрос: государство как семья, если в семье достаток, то и на столе всё есть, а если положение не очень - то и живём с хлеба на воду. На данный момент ситуация в стране не лучшая, а в администрации и госорганах есть люди, которые получают по 100 и более тысяч. Почему бы не развернуть всю кампанию в таком ключе, что кто работает - тот и зарабатыввает? Я понимаю, что 16 тысяч для учителей мало, я представляю, как это тяжело. А кто-то сидит - и получает по 100 тысяч. Ульяна Михайлова: Спасибо за вопрос. Что касается индексации должностного оклада и предполагаемого снижения стимулирующих выплат. Такой риск присутствует. В 2014 и в 2015 году, когда мы требовали индексацию базовой расчётной величины, а потом подошли к должностным окладам и существенно увеличили стабильную часть, произошло фактическое снижение стимулирующих выплат. Такое может быть, проверено. Но сегодня профсоюзная сторона выступает с двумя требованиями - индексация должностного оклада и индексация фонда оплаты труда. В рамках работы с Общероссийским народным фронтом нашло поддержку одно наше существенное требование - разработать такую систему регулирования, чтобы и в годовых фондах оплаты труда, деньги, выделяемые на стимулирующую часть, были «окрашены» - то есть чтобы они могли расходоваться только на стимулирующие выплаты, а не перераспределялись. И эта идея у Андрея Анатольевича Турчака нашла положительный отклик, он дал поручение во все комитеты, имеющие отношение к регламентации этих вопросов, проработать эту позицию. Что касается зарплаты в госорганах и корпорациях. Была инициатива привязать заработную плату руководителей корпораций, особенно связанных с использованием природных ресурсов, к уровню заработной платы президента Российской Федерации. Справедливо. Не может нормальный человек, который сидит не на своем ресурсе, получать миллион в месяц или в день, это перекос. В части уровня зарплаты руководителей как таковых надо смотреть в каждом конкретном случае. Есть разное количество рабочих мест, разный объём ответственности, в том числе уголовной, разное количество рисков. Поэтому и 50, и 100 тысяч - это может быть вполне адекватная зарплата для руководителя в зависимости от предъявляемых к нему требований. Сейчас мы последовательно отстаиваем свои требования в части индексации заработной платы бюджетников. И надо сказать, что нет такого - «в стране все плохо». По стране разная ситуация. Плохо на территории Псковской области. А, например, Тверская, Калужская, Кировская, Орловская, Брянская, Вологодская области - там ничего не поменялось в части льгот и выплат. Есть такие субъекты Федерации, где резко обрушилась ситуация, но далеко не у всех, это не «общее место». И согласиться с тем, что сейчас «тяжелое время и надо потерпеть», нельзя. Пусть в Москве потеряпт, в Санкт-Петербурге. Поделятся, так сказать, с псковичами средствами на социальные направления. Но этого не происходит. И мы намерены отстаивать заявленные требования. Алексей Семенов: Что касается предполагаемых политических союзников, то кто они? Ульяна Михайлова: Мы намерены взаимодействовать со всеми парламентскими партиями. Можно рассматривать мое сегодняшнее выступление как призыв. Мы хотели бы предложить нашим возможным политическим союзникам, поддерживающим выдвигаемые нами требования, продумать и организовать серии публичных мероприятий с аналогичной повесткой, то есть поддержать требования об индексации должностных окладов работников бюджетной сферы и индексации фондов оплаты труда. Алексей Семенов: Вы рассчитываете и на органы местного самоуправления в этой работе? Ульяна Михайлова: Пока не знаю, насколько они могут быть нашими союзниками. Алексей Семенов: Они, мне кажется, не заинтересованы в том, чтобы индексировать оклады своих сотрудников. В ответ можно так же услышать отчеты о выполнении майских указов, и ничего более... Ульяна Михайлова: Во всех органах местного самоуправления работают люди. И сколько можно смотреть в глаза своим товарищам и нагло их убеждать, что «все хорошо» - не знаю. Мы намерены дождаться точки их кипения, нервы у них должны сдать. Алексей Семенов: В рамках митинга, прошедшего в Пскове, профсоюзы выступали ещё и против процедуры массового сокращения работников комбината благоустройства. Давайте остановимся на этом подробнее. Ульяна Михайлова: Там работают наши активные товарищи. Профсоюзная организация образовалась там недавно, но она сейчас набирает вес и авторитет внутри трудового коллектива. Мы рассчитывали на длительное и конструктивное сотрудничество, и для нас это решение работодателя - как гром среди ясного неба. Мы обратились и к моральной, и к нормативной стороне вопроса. Профсоюз работников жилищно-коммунальной сферы выразил свое несогласие с этим сокращением. Есть и процессуальные нарушения - процедура предупреждения была проведена не в соответствии с правилами. Одновременно мы начали работать с органами местного самоуправления, убеждая их, что такую сиутацию допускать нельзя. Мы искренне надеемся на то, что выход из ситуации будет найден, а сокращение штатов отменено. Затронута достаточно ценная категория работников, но в то же время сокращения абсолютно не касаются бюрократического аппарата (который можно было бы и подсократить). Мы встречались с Иваном Николаевичем Цецерским, есть понимание, что нельзя допускать ни увольнения, ни прекращения деятельности предприятия. Алексей Семенов: Но если процедура массового сокращения работников не будет остановлена, что дальше? Ульяна Михайлова: Тут наши действия будут зависеть от решения профсоюзного комитета. Мы имели разную практику - или боролись вместе и имели успех, как в случае с «Плескавой», или все спускали на тормозах (и в итоге теряли и трудовой коллектив и первичную профсоюзную организацию). Мы люди независимые, работодатель не имеет возможностей влиять на нас, и мы предлагаем профсоюзному комитету весь спектр наших возможностей. Но, исходя из принципов работы нашей организации, вышестоящая организация выполняет поручения нижестоящей. Поэтому какой протокол создаст первичная профсоюзная организация, такой и будем отрабатывать. Звонок радиослушателя: Добрый день, я уже звонил. Интересно получается, если в государстве нет лишних доходов - почему в этом контексте есть люди, которые получают по 100 тысяч? А учителя с зарплатой в 16 тысяч, почему такая диспропорция? Я не понимаю, сидит госчиновник, что он такого особенного делает? Ситуация везде стала хуже, многие и вовсе без работы. И я не понимаю, как в таком контексте есть люди, котоыре стабильно получают от государства такие суммы. Разве это правильно? Ульяна Михайлова: Вы меня в тупик поставили своей позицией. Дифференцированный подход в оплате труда - факт. Что у учителей зарплата маленькая - это факт. Что нельзя всех подстригать под одну гребёнку - тоже факт: это разная степень ответственности. Адекватность получаемой суммы - это другой вопрос. Но более подробно я не могу ответить. Алексей Семенов: Может, Иван готов возглавить комитет региональной администрации, где в случае любого нарушения предусмотрена уголовная ответственность и работа за 15 тысяч рублей. На этой неделе состоялось событие, которое в профсоюзной среде назыввают историческим, - облсовпроф и Счетная палата региона подписали соглашение о сотрудничестве. Я так понимаю, стороны будут контролировать законность и эффективность расходования бюджетных средств и распоряжение имуществом, находящимся в государственной собственности. Так ли это? Ульяна Михайлова: На территори страны это первое соглашение, когда региональное объединение профсоюзов со Счетной палатой подписали соглашение о совместных дейстиях. Сегодня, когда речь идёт о размерах заработной платы, основной аргумент, исходящий от собственников учреждения, - «мы деньги передали». Это деньги на заработную плату, на погашение обязательств и прочее. Но когда мы приезжаем на место и рассматриваем локальную документацию, то можем увидеть совершенно обратную картину. И у нас, у профсоюзов, нет доступа к этой информации, к переговорному процессу, чтобы понять - действительно ил выполнены обязательства перед бюджетным учреждением? Кто у нас ответчик? Власть или конкретный работодатель? В ближайшее время нам предстоит утвердить план совместных действий и приступить к работе. Когда мы подбирали информацию по выполнению майских указов президента, обнаружили, что федеральная Счетная палата высказывается достаточно резко, и это нам импонирует. И, наконец, фонды оплаты труда в бюджетных учреждениях нашей области составляют от 60 до 80% дохода. Это основная масса денежных средств, находящихся в распоряжении бюджетного уреждения. Только аудит имеет право контролировать расходование этих средств. И тут в сотрудничестве со Счетной палатой мы можем проверить, правильно ли идёт формирование оплаты труда в учреждении. Алексей Семенов: Грубо говоря, аудиторы будут делать срез финансовых потоков, а вы анализировать? Ульяна Михайлова: Поссмотрим. Для такой работы нужны хорошо подготовленные руководители первичных профсоюзных организаций. И у нас есть такие люди, работники социально-экономического блока. Только изучив и проанализировав эти вопросы, можно будет судить, насколько оправданы заявления власти о том, что «мы деньги отдали в полном объеме». Звонок радиослушателя: Я поддержу предыдущего оратора. Он конкретно задал вопрос, почему у одних огромная зарпата, а у других нет? Ульяна Михайлова: Не было конкретного вопроса. Если мы говорим о принципах формирования заработной платы, то она состоит из должностного оклада, стимулирующей части, компенсационной части и части, связанной с персональными надбавками и льготами. Имеются различия, связанные с квалификацией, - есть труд неквалифицировванный, куда могут принять работника без образования, есть труд, который требует обучения. Чтобы стать доктором, надо учиться не менее 10 лет. Если вы говорите о чиновничьем аппарате, частично соглашусь. В этой части возможно сокращение численности штатов работников. В некоторых органах власти завышенное число работников. С перекосами в части сверхзарплат надо разбираться, но нельзя всех мерить под одну гребенку. Иначе нарушается принцип равной оплаты за труд равной ценности и разной оплаты за труд разной ценности. Если есть конкретный пример - например, руководитель с зарплатой 700 тысяч рублей в месяц - я готова говорить, но не в общем. Алексей Семенов: Вопрос с сайта, спрашивает Дмитрий: какова судьба закона о гражданских инициативах, который профсоюзы собирались внести в Псковское областное Собрание? Ульяна Михайлова: Это план 2017 года. Проект закона согласован и в настоящий момент направлен экспертам. Когда будут внесены необходимые корректировки, будем двигаться дальше. Алексей Семенов: Вопрос от Николая: «Зачем подписали "кривое" соглашение по МРОТ и почему не охватили малый бизнес, а это без малого 60 тысяч работников?». Ульяна Михайлова: Этот вопрос надо задать малому бизнесу. Это соглашение - не моя личная инициатива, кроме профсоюзов, в нём приняли участие администрация области и работодатели в лице регионального отделения Союза промышленников и предпринимателей. Группы представителей малого и среднего бизнеса попросили пока не включать их в это соглашение - они настороженно относятся к своим возможностям по увеличению заработной платы до 11450 рублей. Алексей Семенов: Боятся обанкротиться? Ульяна Михайлова: Видимо, да. Мы не можем не учитывать мнение работодателя. А для того, чтобы однозначно что-то требовать от него, мы пока не можем раскачать необходимую социальную активность. Алексей Семенов: В чем причина низкой активности? Ульяна Михайлова: Трудно сказать. Видимо, нет понимания значимости этих нормативных документов на территории нашей области и в масштабах страны. Практически люди не связывают рост заработной платы с подписанием тех или иных документов. Может, таков уровень правосознания, может, мы где-то не дорабатываем с разъяснениями. Пока мы решили провести мониторинг в течение первого квартала, чтобы оценить - сколько представителей малого бизнеса вообще готово поддержать эту инициативу. Алексей Семенов: Уже в этом году могут быть введены электронные трудовые договоры. Как вы оцениваете это нововведение? Ульяна Михайлова: Я живу в Пскове и имею доступ к электронным средствам общения, поэтому не вижу в этом ничего плохого. Но для лиц, которые не являются активными пользователями этой системы и не имеют постоянного доступа, это может иметь негативный характер. Если будет предусмотрен длительный переходный период, подразумевающий параллельно составление электронной базы и ведение письменной документации, то ничего страшного, мы в конце концов все перейдём на такую форму ведения документации. Но, к сожалению, нельзя сказать, что эта инициатива может что-то исправить - скорее, она относится к числу формальных, а это скорее негативная практика. Алексей Семенов: Время нашей передачи подошло к концу. Ульяна Александровна, спасибо за то, что пришли к нам в студию. Ульяна Михайлова: Спасибо.