великие луки




Агентство недвижимости «Фонд Недвижимости» в городе Великие Луки!
  • Мы специализируемся на покупке, продаже и обмене квартир и комнат в городе Великие Луки.
  • Оказываем услуги срочного выкупа (поможем быстро продать квартиру или комнату).
  • Работаем с загородной недвижимостью (земельные участки и тд).
  • Заходите к нам на сайт агентства недвижимости в городе Великие Луки.
  • На нем представлена актуальная информация, в том числе свежие прайс-листы c реальной стоимостью.


  • ( 2699 дней 15 часов назад ) Псковская Лента Новостей

    Гостем очередного выпуска программы «Дом Советов», вышедшей в прямой эфир радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) 27 января, стал заместитель губернатора Псковской области - руководитель аппарата администрации региона Максим Жаворонков. Главный редактор радиостанции Максим Костиков и главный редактор ЭПИ «Псковская Лента Новостей» Александр Савенко обсудили с ним актуальные вопросы общественно-политической и социально-экономической повестки. Кроме того, гость студии ответил на вопросы радиослушателей и читателей Псковской Ленты Новостей. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы. Александр Савенко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. В прямом эфире программа «Дом Советов». Сегодня у нас очередная встреча с руководителями администрации региона, а в гостях у нас заместитель губернатора Псковской области - руководитель аппарата администрации региона Максим Жаворонков. Здравствуйте, Максим Константинович. Максим Жаворонков: Добрый день. Александр Савенко: Эту программу для вас проведу я, Александр Савенко, и Максим Костиков. Говорить мы сегодня будем на различные актуальные темы общественно-политической повестки. Начинается достаточно непростой, интересный год - масштабная избирательная кампания предстоит в середине года, много других событий. Начиная наш разговор, хочу у вас, Максим Константинович, поинтересоваться, какие у вас ожидания от 2017 года. Как вам кажется, этот год будет мало чем отличаться от предыдущих, или у вас есть особенные ожидания по этому поводу? Максим Жаворонков: Спасибо за вопрос. Хочу сказать, что после того, как изменения были внесены в федеральное законодательство, мы теперь проводим выборы раз в год, и в последних три года в нашей политической истории происходили какие-то важные выборы. Давайте вспоминать. 2014 год - выборы губернатора. 2015 год - полномасштабные выборы в представительные органы первого уровня (муниципальные). Мы практически полностью сформировали представительные органы в городских и сельских поселениях. 2016 год - выборы в Госдуму и Псковское областное Собрание. 2017-й. Это, как вы уже сказали, знаковый для нас год. Мы будем выбирать практически все представительные органы на втором уровне (это районы и городские округа) и будем выбирать семь глав районов. 2018 год, март - выборы президента. Поэтому нам внутренняя политика с точки зрения своей загрузки каждый год готовит какой-то подарок, какую-то свою изюмину. Но я не могу сказать, что 2017 год будет сильно отличаться от подготовки и проведения выборов 2016 года, 2015-го или 2014-го. Александр Савенко: Но я не только выборы имел в виду. Если рассматривать общественно-политическую и социально-экономическую ситуацию в целом, какова ваша оценка? Как ситуация будет меняться в течение годы? Вызовы, угрозы... Чего опасаетесь? Максим Жаворонков: Основной вызов - это, конечно же, социально-экономическая ситуация в регионе и в стране в целом. Это первое, чем власть и должна заниматься - упорядочением отношений в этой сфере. Поэтому, конечно же, глобальные процессы, которые происходят в мире и стране, в регионе, не позволяют сказать, что мы сможем существенно улучшить свою жизнь в наступившем году. Конечно же, это будет накладывать определенный отпечаток на настроения граждан, на политические предпочтения. Под этим лейтмотивом мы и будем идти к выборам. Максим Костиков: Планируете в этом году какие-то реформы? Мы помним большую реформу по оптимизации социальной сферы, сокращению наших органов местного самоуправления на волостном уровне. Что-то подобное в этом году планируется или все будет в штатном порядке? Максим Жаворонков: Если рассматривать социальный и экономический блок, никаких предпосылок для изменений в конфигурации системы исполнительных органов власти нет. Я их не вижу. Те изменения, которые происходили в здравоохранении и в сфере соцзащиты, в первую очередь были продиктованы изменениями, которые вносились в федеральное законодательство: передача с муниципального на региональный уровень соцзащиты, здравоохранения. Этим было продиктовано. Поэтому я не думаю, что федеральный законодатель в преддверие президентских выборов будет существенно передавать какие-то полномочия регионам или, наоборот, требовать их передачи на муниципальный уровень. Скорее всего, в муниципальном и государственном устройстве ничего не поменяется. Максим Костиков: Не секрет, что часть реформ затевается не потому, что надо, а потому, что в казне денег не хватает. Это как причина, которая подталкивает на какие-то шаги, которые потом называются модернизацией, оптимизацией и так далее. На ваш взгляд, как сегодня обстоит ситуация с наполняемостью бюджета? Не секрет, что в 2016 году достаточно тяжело все это проходило и по росту собственных доходов, и по собираемости налогов в области. И последствия этого отразились в бюджете 2017 года. Насколько принятый бюджет предусматривает все эти нюансы и не попадет ли область в ситуации, когда социальные обязательства выполнять надо, а средства ограничены. Максим Жаворонков: Есть известное изречение: «у денег два состояния - либо их нет, либо не хватает». Никогда мы не увидим стопроцентного удовлетворения количества финансов в регионе. Не соглашусь с вами в том, что касается роста собственных доходов. Мы все последние годы показываем не совсем уверенный, но все-таки рост собственных доходов, налоговая база в регионе увеличивается из года в год. Соглашусь, что мы находились под бОльшим давлением со стороны крупнейших налогоплательщиков (по законным основаниям) в части возврата налогов. Те суммы, которые мы получаем от налогоплательщиков, практически сразу расписаны, куда они направляются, и когда к нам предъявляются требования о возмещении налогов, мы, естественно за это переживаем и проводим определенные переговоры. Максим Костиков: Людей, как всегда, интересует, будет ли область точно и в срок выполнять свои социальные обязательства в части выплаты зарплат, пособий, а также в части оплаты услуг многочисленных организаций, которые выполняет подряды для администрации. Максим Жаворонков: Обязательства должны исполняться (есть такое латинское крылатое изречение) и, безусловно, будут исполняться. Мы стремимся к тому, чтобы они исполнялись в срок и в полном объеме. Но расписаться кровью я не могу - все зависит от того, как будет наполняться региональная казна. Но мы стараемся, и даже когда возникают сложности, даже не зависящие от нас, мы пытаемся их решить. Наглядный пример. По ряду социальных платежей, которые в конце года осуществлялись из областного бюджета по линии у Армена Мнацаканяна, мы свою часть работы выполнили, перечислив средства «Почте России»., которые они получили 22 декабря. Однако не до всех граждан эти средства они успели донести. Да, этот вопрос оказался сложным для «Почты России» в техническом плане - были большие суммы, которые надо было успеть разнести по гражданам, но у нас с ними были определенные договоренности. Поэтому, получая сигналы от граждан из разных источников информации, мы тут же подключаемся и стараемся точечно решить вопросы, которые связаны с, казалось бы, уже не с нашей зоной ответственности. Александр Савенко: Достаточно много вопросов поступает на сайт ПЛН. Читатели возвращают нас к выборам 2016 года и просят еще раз дать свою оценку завершившейся кампании. Еще один вопрос - как политический блок администрации области будет работать с оппозицией. Высказываются претензии по этому вопросу - что вы не слушаете оппозицию. Максим Жаворонков: Я бы не сказал, что мы работали с оппозицией плохо. На основании каких критериев делается такой вывод? Идти на поводу у любых пожеланий, которые высказываются представителями каких-то карликовых политических структур, которые не получают общественной поддержки и не участвуют в выборах, считаю, что нет смысла. Потому что, если мы будем удовлетворять все требования, мы, рано или поздно, натолкнемся на конфликт интересов крупных партий. Поэтому, честно говоря, я бы не сказал, что мы как-то неправильно выстраиваем свою работу с крупными оппозиционными партиями и не настолько крупными партиями, как парламентские. Например, если оценивать результаты состоявшихся в сентябре 2016 года выборов, еще раз подчеркну, что они были законные, конкурентные, прозрачные. И тот факт, что на сегодняшний день ни одна из жалоб, которые письменно или устно озвучивались оппонентами, не дошла до судебного рассмотрения (а венцом любого спора должен являться суд, который принимает решения, кто прав и кто виноват), свидетельствует о том, что оппозиции, которая пыталась обвинить власть в незаконности выборов, по сути-то и сказать нечего. Наши политики любят в чем-то обвинять, о чем-то говорить, а когда дело доходит до конкретных примеров, к сожалению, подкрепить свои доводы они ничем не могут. Радиослушатель: Здравствуйте. Меня Елена зовут. Максим Константинович, проясните ситуацию по поводу реформы медиахолдинга. В СМИ уже неоднократно писали, что планируется такая областного экономия бюджета, но, знаете, очень странная какая-то экономия получается. Люди сокращаются из областной администрации и при этом получают места в медиахолдинге, который в большей степени финансируется из областного бюджета. При этом в медиахолдинге тоже должны быть сокращены сотрудники. Ходят слухи, что планируют убрать оттуда рекламный блок. Непонятно, кто тогда будет зарабатывать деньги для медиахолдинга. Максим Жаворонков: Елена, спасибо за вопрос. У меня складывается ощущение, что у вас больше информации о том, как работает медиахолдинг. Действительно, насколько мне известно, часть работников из управления по связям со СМИ перейдут в холдинг, в частности, Александр Юрьевич Машкарин, который возглавлял это управление. Но перейдут не все - спешу вас уверить. Даже половина их тех, кто сокращается с управления, не перейдет в холдинг. Действительно, основной удар будет произведен именно по рекламной службе. С нашей точки зрения, эти услуги госпредприятие может получать на аутсорсинге, привлекая рекламные агентства, а не платить пусть и небольшую, но зарплату достаточно большому числу рекламных сотрудников. Это моя экспресс-оценка, которая не основана на глубоком изучении финансовой документации холдинга. Александру Юрьевичу Машкарину поставлена задача губернатором по 30-процентному сокращению численности в госпредприятии, предоставлена возможность подготовить свои предложения. Естественно, перед тем, как он пойдет к губернатору, мы с ним эти предложения обсудим, взвесим все «за» и «против», все возможные последствия, которые могут быть в результате сокращения. У нас нет желания кого-то обязательно «вырезать» и ущемить в правах. Мы действуем исключительно руководствуясь принципом уменьшения расходов региональной казны по содержанию этого предприятия. Его основная задача - зарабатывать деньги и не висеть тяжелой гирей на региональном бюджете. Но при этом те люди, которые сокращаются из государственных органов и госпредприятий, для нас не какие-то сторонние. Мы, естественно, будем смотреть за тем, чтобы они получили рабочие места. Мы не хотим увеличивать безработицу в Псковской области. Максим Костиков: Давайте вернемся к теме взаимодействия с партиями. Не секрет, что длительное время «Справедливая Россия» была весьма лояльной оппозицией. Я бы даже сказал, что многие рассматривали ее в Псковской области как партию-союзник, партию-спойлер, которая по большинству вопросов поддерживала администрацию, голосовала за региональный бюджет, по всем вопросам голосовала как «Единая Россия». Мы прекрасно помним времена, когда с руководителем фракции «Справедливая Россия» в областном Собрании Олегом Брячаком были весьма тесные контакты. Последние полгода мы наблюдаем другую тенденцию: Олег Брячак пошел в Крестовый поход на администрацию области и лично губернатора Турчака, периодически проводит яркие или, как кому-то кажется, не очень яркие перформансы, выставляя баннеры, собирая подписи, выступая на каждой сессии с обличительными речами. На ваш взгляд, «точка невозврата» уже пройдена? Возможно ли возвращение к формату сотрудничества или мы получили в чистом виде группу, которая будет системно и последовательно противостоять администрации? Максим Жаворонков: Этот вопрос вы мне задавали во время наших предыдущих встреч. Я еще раз повторюсь, что мы настроены на выстраивание диалога с политическими партиями, лидерами общественного мнения. Мы не собираемся пропускать мимо ушей конструктивные, дельные предложения, которые делаются по всем сферам деятельности администрации области. В этом и состоит задача внутриполитического блока.И я не могу сказать, что точка невозврата с партией «Справедливая Россия» не будет пройдена. Она никогда и не будет пройдена. При этом хочу отметить, что Олег Михайлович Брячак и региональное отделение «Справедливой России» - это не одно и тоже. Мы не говорим «партия», подразумевая «Ленин», и не говорим «Ленин», подразумевая партию. Максим Костиков: Как известно, именно господа Брячаки у нас контролируют партию «Справедливая Россия» с момента ее появления в регионе. Кроме них никаких других политических фигур там и не видно. Никакого депутата, который был бы в Собрании два созыва, там нет. Они появляются, а потом куда-то исчезают. Максим Жаворонков: Михаил Васильевич отмежевался от деятельности своего сына. Могу сказать, что с Михаилом Васильевичем отношения у меня замечательные. Если он мне позвонит, мы с ним замечательно поговорим. Александр Савенко: «Отмежевался» - в смысле не публично, а в каких-то личных разговорах - так это произошло? Максим Жаворонков: Да. По крайней мере, к перформансам, которые его сын проводит, он не имеет никакого отношения. Но давайте не будем вдаваться в отношения внутри семьи. Это все-таки поле личных отношений, и в личную сферу лезть не будем. Но могу сказать: если так случится, что отец поменяет сына, вполне возможно, что отношения совершенно иными красками заиграют. Не хочу сказать, что будет все опять замечательно и великолепно, и «Справедливая Россия» будет нас поддерживать во всех отношениях, но, по крайней мере, о чем-то можно будет разговаривать. Вот вчера Олег Михайлович удивлялся, почему с ним не разговаривают, почему не задают вопрос - помните это выступление на сессии? А что с ним обсуждать-то? О чем можно с ним говорить, если сегодня он заявляет одно, а завтра делает по-другому, послезавтра говорит одно, а через неделю у него опять позиция меняется? С ним невозможно договариваться и что-то обсуждать. С Михаилом Васильевичем все по-другому. По крайней мере, когда он работал в регионе, был депутатом Госдумы - не могу пожаловаться. Если мы что-то обсуждали, мы действовали в рамках договоренностей. Максим Костиков: Насколько, на ваш взгляд, возможно возвращение Михаила Брячака в регион, возвращение к активной политической деятельности, к руководству региональным отделением? Максим Жаворонков: Ну, он практически исчез с нашего горизонта. Мы его не видим. Знаю, что губернатор с ним имел контакт, а я с ним после выборов в Госдуму, к сожалению, не общался. Поэтому мне сложно судить. Александр Савенко: В последнее время Олег Брячак неоднократно говорил о том, что не исключает своего ареста, возбуждения уголовных дел, и что он даже не представляет, по каким мотивам... Максим Костиков: … при этом прямо намекая, что инициаторами этих действий против него является администрация. Максим Жаворонков: Вы знаете, я в последнее время вообще слабо понимаю, когда Олег Михайлович рассказывает сказки, а когда он говорит о том, что происходит, реально. Если говорить о том, что реально происходит, не секрет, что лично он сам как физическое лицо должен значительные деньги кредитным организациям. Максим Костиков: 300 с лишним миллионов, по-моему. Максим Жаворонков: Только Россельхозбанку. А помимо этого есть и другие долги. Не секрет, что Россельхозбанк посчитал кредит, полученный фирмами, которые считаются аффилированными с Олегом Михайловичем ... Александр Савенко: Но он это отрицает. Максим Жаворонков: Он отрицает, а вот работники говорят, что он был руководителем, приезжал и проводил планерки. Есть основания у Россельхозбанка полагать, что часть средств была Олегом Михайловичем потрачена на личные нужды. Я не готов оценивать, я не следователь, тем боле у меня доступ к уголовному делу, возбужденному по незаконному получению кредита, нет. Я не готов оценивать, насколько эта оценка, эти доводы банка соответствуют действительности. Если это так, если правоохранительные органы найдут основания, значит они будут привлекать виновное лицо к уголовной ответственности. В каком сейчас состоянии находится уголовное дело, мне неведомо. Доклад о ходе следствия в администрацию области не приходит и не должен приходить. Радиослушатель: Добрый день, меня зовут Николай. Мне представляется, что область сильно теряет, не пользясь правом законодательной инициативы на федеральном уровне. За предыдущий созыв примерно 10 законопроектов от области поступило в Госдуму, причем, ни один не прошел из-за низкого качества. Это, мне кажется, очень большой «минус». Многие вопросы упираются именно в федеральное законодательство. К примеру, на сайте Турчака с 2010 года висит предложение выйти в Госдуму по вопросу изменения закона о торговле, то есть поменять хозяйствующий субъект, который будет распоряжаться розничными ценами. Оно, может быть, фантастическое, но если бы вы хотя бы разобрали этот вопрос, внесли его сначала в Собрание, пообсуждали, то, может, и нашлась бы какая-то изюминка. Это дает то, что вам не нужно в бюджете искать деньги на индексацию, потому что упадет инфляция. И таких вопросов много, даже на областном уровне. Вот вы лично, допустим, против областного законопроекта о петициях. Я вообще не понимаю. Денег этот закон не требует, он бы приблизил граждан к власти. Так почему вы не регистрируете законодательную инициативу? Максим Жаворонков: Николай, как я понимаю, Мащенко? Радиослушатель: Да, я Николай Филлиппович Мащенко. Максим Жаворонков: Николай Филлиппович, да, у нас с вами действительно достаточно длительное общение. Поверьте, что мне приятно с вами общаться и, честно говоря, я давно хотел вам предложить перейти от переписки к личной встрече. Ели вы это приветствуете, я готов в любое время на следующей неделе. Радиослушатель: Так, Максим Константинович, я и сам уже перешел - начал вот законопроекты сам писать. Написал законопроект о петиции, о торговле - они висят у вас на сайте. Чего общаться лично? Уже все сделано. Надо просто взять, посадить ваших специалистов, закрыть в комнате - пусть сидят думают и выходят только с решением. Чего общаться? Уже все сделано вам. Максим Жаворонков: Я хотел еще знаете на что обратить внимание? Если говорить честно, ошибаются все. Глаз замыливается иногда и, может быть мы действительно чего-то не видим. Есть прекрасный инструмент, которым очень мало пользуются. Может, нам надо чаще об этом напоминать - российская общественная инициатива, сайт, который позволяет учитывать мнение граждан, связанное с о значимыми вопросами законотворческой деятельности и социально-экономического развития страны или регионе. Можно тот или иной проект, если он подготовлен, вынести для обсуждения на этот сайт Предоставляется срок, в течение которого собираются подписи. В зависимости от того, на какой уровень этот законопроект вносится, нужно собрать определенное количество подписей. Если этот порог преодолевается, то нормативно это уже становится нашей обязанностью или обязанностью федерального центра - рассмотреть эти инициативы. Мы с Николаем Филипповичем обсуждали множество инициатив в письменном режиме. Если не находит он понимания, ну давайте ему поможем оформить ту или иную инициативу и вынести ее на эту площадку. И это касается не только Николая Филипповича, а практически любой инициативы. К сожалению, этим инструментом у нас нечасто пользуются. Последний раз регионально года два назад пытались внести инициативу, которая касалась включения мероприятий по борьбе с этим злом, которое у нас в регионе произрастает, в федеральную программу, но большой поддержки эта инициатива не получила. Максим Костиков: До звонка радиослушателя мы обсуждали вопрос о взаимодействии с оппозицией. Опять же, господин Брячак, выступая на последней сессии то ли в качестве адвоката, то ли прокурора, все искал миллиард и обвинял администрацию области. Как вы прокомментируете эти обвинения с его стороны и в чем, на ваш взгляд, причинно-следственные связи, что Олег Михайлович взял на себя миссию то ли представителя группы Михаила Гавунаса, то ли обличителя областной администрации от его имени? Максим Жаворонков: Не готов говорить, что Олег Михайлович является представителем. Я готов сравнить его слова на сессии с теми письмами, которые приходили в адрес областной администрации осенью 2016 года, которые подписывал Павел Николаев и другие «рупоры» Михаила Савельевича Гавунаса. Александр Савенко: Кстати, Павел Николаей и господин Панченко теперь ходят на сессии. Максим Жаворонков: Да, я обратил внимание. Могу сказать, что стилистически эти обращения не отличаются друг от друга, но делать выводы, что Олег Михайлович стал тем самым рупором Михаила Савельевича, я бы не стал. Максим Костиков: Давайте к сути обвинений. Максим Жаворонков: Что значит «обвинений»? Миллиард нам, естественно, нужен, но давайте посмотрим, что нам предлагает сделать Олег Михайлович - предъявить требования к Василию Салопову, основываясь на том, что, по сведениями Олега Михайловича, Василий Салопов признал свою вину по известному делу «Псковпищепрома», и с ним заключено некое соглашение в рамках уголовного дела. Давайте рассмотрим эту ситуацию с точки зрения юриспруденции. Сам факт подписания соглашения со следствием является охраняемой законом тайной. Даже мы как потерпевшие по делу, такой информацией не обладаем. Мы многократно писали об этом и Павлу Николаеву, и Олегу Михайловичу. Если мы найдем подтверждение этой информации, обратившись к следствию... Александр Савенко: А я думал, что вы уже нашли. Ведь публично Андрей Анатольевич... Максим Жаворонков: ...обозначил позицию, что должны нести солидарную ответственность и Салопов, и Гавунас. Да, он проходит по этому делу. Максим Костиков: И дело не закрыто. Максим Жаворонков: И дело не закрыто. Нас предлагается по незакрытому делу предъявить требования исключительно к Василию Салопову. С моей точки зрения, это неправильно. Требования надо предъявлять и к другим фигурантам, кто организовывал дело. Следствие считает, что это сделал Михаил Савельевич Гавунас. Мы предъявим требования к Михаилу Савельевичу, к Салопову, к другим фигурантам в установленном порядке, и в данной ситуации процесс банкротства, который начался по Василию Салопову, не мешает. Реалиазция его имущества еще не началась, и мы можем предъявить требования в любой момент. Нам надо подтвердить в суде, что действительно Гавунас и Салопов, образно говоря, украли областное имущество на сумму порядка 1 млрд рублей. Это подтверждается — и дальше мы заявляем требования. Делать это раньше, с нашей точки зрения, неправильно. И потом, предъявление требований и получение имущества в рамках предъявленных требований - это, как говорят в Одессе, большая разница. Радиослушатель: Добрый день. Максим Константинович, у меня один вопрос, но он разбит на две части. Насколько я знаю, в областном Собрании есть комиссия по депутатской этике. Я понимаю, что жизнь у нас меняется. В частности, она поменялась по трем депутатам областного Собрания. Была ли, допустим, рассмотрена ситуация с их банкротством на комиссии по депутатской этике? И как теперь жить людям, руководителям с этой проблемой? Как они лично себя чувствуют перед избирателями люди, которые стали банкротами и могут ли они в Собрании вести дела грамотно для нашего региона? И вторая часть вопроса. В последнее время слишком много звучит фамилия Брячака. Мне кажется, на фоне негатива, который имеет место, он себя чувствует прекрасно. Слишком много уделяется времени этой кандидатуре,и надо тоже чтобы комиссия по этике поговорила ним. Нельзя так себя вести депутату областного Собрания, который в жизни, пожалуй, ничего не сделал, кроме как воспользовался фамилией своего папы. Что он сделал по жизни, что стал банкротом? Мне кажется, ему надо подумать, а имеет ли он право быть руководителем регионального отделения партии и депутатом областного Собрания. Максим Жаворонков: Спасибо большое за вопрос. Мне сложно давать какие-то рекомендации относительно деятельности комитетов и комиссий областного Собрания, поскольку региональный парламент - это самостоятельная, законодательная, ветвь власти нашего региона. Но, раз вопрос озвучен в эфире, я его направлю в адрес председателя областного Собрания, но не как постановку задач, а в качестве обращения гражданина, который считает, что финансовое состояние депутата каким-то образом может запятнать статус народного избранника. Как юрист я могу предварительно высказать свое суждение: сама по себе подача заявления о признании несостоятельным не есть факт признания юридического или физического лица банкротом. Вот у нас спешат с момента подачи заявления огласить,всему миру, что человек или юрлицо является банкротом - грешат у нас граждане. Но я, будучи еще на коммерческой службе и являясь практикующим адвокатом в Санкт-Петербурге, многократно сталкивался с ситуацией, при которой предъявление заявлений о признании юридического лица банкротом являлось инструментом для того, чтобы понудить его закрыть задолженность, и, погашая ее, юрлицо не скатывалось — его никто не признавал банкротом. Насколько мне известно, по тем депутатам, о которых говорят, что они являются банкротами, процедура реализации имущества, после которой можно говорить,что человек банкрот, еще не закончена. Поэтому, коллеги, давайте не будем торопиться с выводами и делать далеко идущие выводы в отношении статуса того или иного депутата. А обращение радиослушательницы я переадресую Александру Алексеевичу. Они дадут свою оценку. Радиослушатель: Добрый день, уважаемые ведущие и гость студии. У меня, извините, вопрос к гостю студии, поскольку он в курсе всех жизненных вопросов нашего города. Мы получили квитанции за январь и вы понимаете, что весь город взорвался в ответ на эти квитанции. Максим Костиков: Речь идет об ОДН. Радиослушатель: Скажите, кто замылил глаза исполняющему обязанности председателя Госкомитета товарищу Агапову, который утверждал эти нормативы, которые, как нам сказали в нашей управляющей кампании, что это рассчитывали москвичи и получили 3 млн рублей за эти расчеты, и предъявили нам? Без ведома жителей были установлены счетчики. Грозились судами, если мы не заплатим... Я заплатила за узел водяной, который установили, 6350 рублей. Вы понимаете, какие это деньги для пенсионеров? И теперь, как нам объясняют, эти узлы никому не нужны и нам предъявили аховские квитанции, где указано, что за свет за месяц я должна 620 рублей, хотя раньше платила в три раза меньше. Изменится ли что-нибудь? Мы не собираемся вообще оплачивать эти квитанции безумные. Как после этого господин Агапов будет отвечать на людские вопросы? Максим Жаворонков: Действительно, давайте обратим внимание, настолько проблема ОДН актуальна для жителей области! Действительно наболело. Максим Костиков: У нас пятый эфир на этой неделе и в пятый раз нашим гостям задают этот вопрос. Вчера его задавали сенатору Борисову, до этого его задавали вице-губернатору Кузнецову. Максим Жаворонков: Могу сказать, что эта проблема областную администрацию волнует и напрягает больше, чем наличие каких-то баннеров в каких-то гайд-парках. Это тот вопрос, которым власть должна заниматься и регулировать. Как рядовой житель Пскова я тоже возмущен цифрами, которые получены мною в квитанциях. Александр Савенко: То есть вы входите в число тех 90%, кто считает, что это очередные непомерные поборы? Максим Жаворонков: Мне тоже непонятно, какой смысл было сначала проводить работу по оснащению домов приборами учета, а потом показания счетчиков не учитывать. Могу так же сказать: у меня осталась квартира в Петербурге в 10-квартирном доме, и соседи мне уже сообщали, что там тоже что-то неладное с ОДН, откуда я делаю вывод, что это проблема не только нашего региона. Но это, естественно, не должно наших жителей как-то расслаблять, усыплять. Безусловно, мы этой проблемой (я говорю про администрацию) уже занялись, и в ближайшее время реакция будет. Вполне возможно, что она будет такой, как была у областных омских парламентариев или какая-то другая. Но я вас прошу: предоставьте нам неделю, чтобы мы свои управленческие решения по этому вопросу сформулировали. Поверьте, значительное число людей подключены и занимаются только этим вопросом. Максим Костиков: То есть ситуация на контроле у губернатора и у вас, и точку в вопросе ставить рано. Максим Жаворонков: Безусловно. Задача профильным вице-губернатором поставлена своему блоку, и он этот вопрос сейчас отрабатывает. Максим Костиков: Спасибо. Максим Константинович, вопрос, связанный с президентским законопроектом, который сегодня Госдумой рассмотрен в первом чтении. С момента его подписания президентом на губернаторов будет возложена необходимость проверять достоверность сведений о доходах муниципальных чиновников. Фактически на губернаторов возлагается контроль за финансами муниципальных служащих. Как, на ваш взгляд, это отразится на работе администрации области? Не захлебнетесь ли вы в этой нагрузке? Ведь понятно, что муниципальных чиновников у нас значительно больше, чем региональных. Максим Жаворонков: С моей точки зрения, этот законопроект, в первую очередь, был направлен на устранение правового вакуума в антикоррупционной работе на муниципальном уровне. К сожалению, мы в своей работе уже неоднократно сталкивались с тем, что реализовать те или иные положения действующего законодательства именно на муниципальном уровне мы не можем. И нет механизма, который мы или прокуратура могли бы запустить на муниципальном уровне и потребовать обязательного доведения вопроса до конца. На уровне органов госвласти такой механизм есть, и наглядным примером является случай с Натальей Ивановной Вдовиной, когда губернатор уволил ее по утрате доверия. Максим Костиков: Она ведь собирается подать в суд. Максим Жаворонков: Она уже подала. А вот что касается муниципалитетов, ни у них, ни на государственном уровне ряд вопросов не был отрегулирован. Например, сообщение о конфликте интересов в отношении лица, занимающего муниципальную должность «глава района». К кому оно должно направляться? Этот вопрос не урегулирован. Мы собирались принять на региональном уровне соответствующий закон, который бы устанавливал порядок, например, как в случае с главой Гдовского района. К нам уже второй раз прокуратура выходит по претензиям, которые к нему предъявляются (вы все знаете, что идет уголовное ело). Мы бы и рады пойти навстречу прокуратуре, но у нас нет инструментария для того, чтобы потребовать в установленном порядке, и, самое главное, нет порядка, по которому глава должен был кого бы то ни было уведомить об имеющемся у него конфликте интересов. Да, с нашей точки зрения конфликт интересов там имел место, но невозможность сообщения о нем лишает нас возможности потребовать прекращения полномочий такого главы. Поэтому я еще раз внимательно прочитаю закон после того, как президент его подпишет, и мы свою работу скорректируем. Вполне возможно, что законопроект, который мы планировали принять на региональном уровне, вносить не будем. Александр Савенко: У нас остается совсем немного времени, но мне хотелось бы затронуть еще одну тему. В администрации области вы отвечаете за вопросы межконфессионального и межнационального сотрудничества. При этом у многих складывается ощущение, что в администрации большое внимание уделяют внимание взаимодействию только с одной конфессией — Русской Православной Церковью. На этой неделе губернатор Андрей Турчак встречался с митрополитом Евсевием, вместе с ним поздравлял ПсковГУ, ездил на место строительства нового храма рядом с новой школой... Хотелось бы услышать ваше мнение, действительно ли «все равны, но некоторые равнее», и РПЦ действительно вы уделяете больше внимание, а другие в этом смысле в стороне? Максим Жаворонков: Я опровергну ваше предположение. У нас существует при губернаторе Совет по межнациональным и межконфессиональным отношениям, и он работает в соответствии с утвержденным регламентом. Мы встречаемся и обсуждаем возникающие вопросы в жизни представителей не только Русской Православной Церкви, но и других мировых религий. Пытаемся найти положительные решения по поднимаемым вопросам — правомерным вопросам. А то, что на этой или прошлой неделе вы увидели частое упоминание нашей епархии.., ну, у нас месяц такой: Рождество, Крещение было, вопрос интересный по строительству храма поднимался. Какого-то ущемления остальных конфессий я не вижу. Александр Савенко: Когда до католиков очередь дойдет? Максим Жаворонков: А у нас ничего не поменялось с католиками. Максим Костиков: То есть православные храмы мы открываем, а католики свой все никак не могут достроить. Максим Жаворонков: Год, два, три года назад было озвучено, как надо было идти и что нужно делать. Максим Костиков: Значит, это католики такие непонятливые. Максим Жаворонков: Отец Кшиштоф Королевски сам не хочет идти в суд. Не могу же я его заставить! Но кроме как судебного решения эта ситуация не имеет. Мы часто в практике сталкиваемся с тем, что кроме как в судебном порядке реализовать свои права нет возможности. По линии Пенсионного фонда - фонд сам ведет своих пенсионеров в суд, чтоб они подавали заявление для восстановления тех или иных прав. Мы говорили отцу Кшиштофу: «пожалуйста - вот дорога, давайте по ней пойдем», а он сам говорит, что не готов в суд обращаться. Других путей я не вижу. Максим Костиков: То есть причина не в административных барьерах и подыгрыше РПЦ, а в самом главе псковских католиков... Максим Жаворонков: В его непонимании, что по-другому узаконить постройку, находящуюся в двух зонах, не представляется возможным. Кстати, закон 1995 года у нас отменен, поэтому вопросы по высотности, которые раньше были, теперь сняты. Остался вопрос по тому, что большая часть храма находится на территории, где строительство возможно, а маленькая часть - там, где строительство недопустимо. Максим Костиков: У нас осталось очень мало времени, поэтому по возможности кратко ответьте на вопрос читателей ПЛН, который связан с решением по переносу места гайд-парка. Тема достаточно резонансная, конечно, не такая важная, как по ОДН, тем не менее, политическое журналистское сообщество на это отреагировало. В соцсетях, в интернете было много по этому поводу сказано. Все-таки проясните нам, с чем было связано такое решение и прокомментируйте обвинения, которые звучат, что это меры административного противодействия выступлениям конкретной партии с конкретными требованиями. Максим Жаворонков: Коллеги, давайте вспомним, с какого числа на Октябрьской пощади находился баннер с «Турчака в отставку!». Максим Костиков: … С какого-то декабря. Максим Жаворонков: С 15 декабря. Когда было мною постановление об изменении места? Александр Савенко: в 20-х числах января. Максим Жаворонков: 19 января. Зазор в месяц! О чем это говорит? Нас политическое журналистское сообщество или люди, которые организуют эту акцию, обвиняют в том, что, дескать, Турчак испугался, Жаворонков испугался и вот таким образом отреагировал. Коллеги, ну месяц баннер простоял — о чем можно говорить? После нового года у нас посыпался вал обращений в городскую и областную администрации, и это не фейковые обращения. Это не тролли кремлевские. Это обычные люди. Александр Савенко: … и не только обычные - Иван Цецерский тоже обратился. Максим Жаворонков: Я сейчас не буду говорить про Ивана Цецерского. Он на основании обращений, которые у него были — и в интернете, и письменно - формально обратился к нам с просьбой перенести. И мы перенесли, нашли такую возможность. Более того, раскрою небольшую тайну, раз уж к вам пришел. Мы нашли некоторые изъяны действующего законодательства о проведении публичных акций на территории региона, которые нами не учитывались при разработке соответствующего нормативного акта, но которые препятствуют проведению публичных акций с использованием различных собираемых конструкций. Этот вопрос также затрагивает и проведение городских ярмарок, установку ели на Октябрьской площади. Мы об этих изъянах не стали и не будем говорить - лучше мы скорректируем областное законодательство, чтобы впоследствии эти изъяны были устранены. На том месте, где сейчас определен гайд-парк, таких изъянов нет. Это место находится практически в центре города, доступность этого места всем известна. Общественный транспорт ходит, и пешочком прогуляться можно, если кому-то охота. Я еще раз хочу сказать. Некоторые СМИ, в первую очередь, федеральные, написали, что мы запретили проведение публичных акций в центре города. Это ложь. Это просто передергивание. Публичные акции в центре города проводить можно! Гайд-парк перенесен на Завеличье, а публичные акции — пожалуйста, в уведомительном порядке. Информируйте о проведении и проводите, как раньше проводили. Поэтому все доводы о какой-то там политической подоплеке, на мой взгляд, не выдерживают никакой критики. Максим Костиков: Спасибо за исчерпывающий ответ. Александр Савенко: Подошло к концу время нашего эфира. У нас в гостях сегодня был Максим Жаворонков, заместитель губернатора Псковской области - руководитель аппарата администрации региона. Спасибо, что пришли и ответили на наши вопросы. И ждем новых встреч с вами. Максим Жаворонков: Спасибо большое, приглашайте. Максим Костиков: Спасибо, до свидания.